ВЕСТНИК МОСКОВСКОГО УНИВЕРСИТЕТА. СЕРИЯ 13: ВОСТОКОВЕДЕНИЕ

0320-8095

  • Publisher Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования "Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова"
  • Country Россия
  • Web https://elibrary.ru/title_about.asp?id=8372

Content

ИЗ ЖИЗНИ ОТЕЧЕСТВЕННОГО ВОСТОКОВЕДНОГО СООБЩЕСТВА В РАННИЙ ПОСТРЕВОЛЮЦИОННЫЙ ПЕРИОД: ПЕРЕПИСКА В.В. БАРТОЛЬДА И А.Е. КРЫМСКОГО В 1920-Е ГОДЫ (ПО МАТЕРИАЛАМ АРХИВНЫХ ФОНДОВ)

ВАЛЕЕВ РАМИЛЬ МИРГАСИМОВИЧ

Сохранившаяся переписка В.В. Бартольда и А.Е. Крымского содержит важные данные о существенных сдвигах в отечественной востоковедной науке в послереволюционное время. Если письма двух видных ученых, датированные до 1918 г., были в основном посвящены обсуждению профессиональных вопросов, то последующая переписка уже в большей степени затрагивала общественно-политические проблемы и размышления относительно путей их разрешения. Переписка этих выдающихся ученых остается значимым фактором в истории востоковедной науки.The survived correspondence of Vasiliy V. Bartold and Agafangel E. Krymsky contains important data about crucial changes which took place in the Oriental science in the post-revolutionary Russia. The letters of two distinguished scholars, dated before 1918, were concerned mainly with discussion of the professional is- sues. Anyhow, the following correspondence increasingly touched upon social and political problems and included their thoughts about methods of their resolving. The correspondence of these two eminent scholars remains a significant factor in the history of the Oriental science.

АПОЛОГЕТИКА И КРИТИКА СУФИЗМА В ДАГЕСТАНЕ В НАЧАЛЕ XX В

АБДУЛМАЖИДОВ РАМАЗАН СУЛТАНОВИЧ, ШЕХМАГОМЕДОВ МАГОМЕД ГАДЖИЕВИЧ

В начале XX в. в Дагестане появились представители мусульманского реформаторства, которые вступили в жесткое противостояние с местными сторонниками традиционной шафиитской правовой школы, главным образом с апологетами суфизма. В свою очередь, суфийские шейхи активно включились в богословскую полемику со своими оппонентами. Круг вопросов, вызывавших наиболее острые дискуссии, был достаточно традиционен для полемики между сторонниками «таклида» и «иджтихада». Это и проблема«лжешейхства», обвинение в многобожии (ширк), посредничестве (тавассул), заступничестве (шафаат) и т.д. Авторы настоящей статьи, анализируя истоки, ход и содержание данной полемики, осуществили перевод наиболее характерных фрагментов из сочинений активных ее участников, особенно суфийского шейха Мухаммада ал-Асали.In Dagestan in the early XX century there were representatives of Muslim reform- ism who entered into a tough confrontation with local supporters of the traditional Shafi’i law school, mainly with the apologists of Sufism...В начале XX в. в Дагестане появились представители мусульманского реформаторства, которые вступили в жесткое противостояние с местными сторонниками традиционной шафиитской правовой школы, главным образом с апологетами суфизма. В свою очередь, суфийские шейхи активно включились в богословскую полемику со своими оппонентами. Круг вопросов, вызывавших наиболее острые дискуссии, был достаточно традиционен для полемики между сторонниками «таклида» и «иджтихада». Это и проблема«лжешейхства», обвинение в многобожии (ширк), посредничестве (тавассул), заступничестве (шафаат) и т.д. Авторы настоящей статьи, анализируя истоки, ход и содержание данной полемики, осуществили перевод наиболее характерных фрагментов из сочинений активных ее участников, особенно суфийского шейха Мухаммада ал-Асали.In Dagestan in the early XX century there were representatives of Muslim reform- ism who entered into a tough confrontation with local supporters of the traditional Shafi’i law school, mainly with the apologists of Sufism. The Sufi Sheikhs actively joined in the theological polemic with the Muslim reformers. The range of issues that caused the most heated discussion was quite traditional for the polemics between the supporters of “taclid” and “ijtihad”. This is the problem of “false sheikhs”, accusation of polytheism (shirk), mediation (tawassul), intercession (shafat), etc. The authors of this article, analyzing the course and content of this polemic, made commented translations of the most characteristic fragments from the works of the most active participants, especially of Sufi Sheikh Muhammad al-Asali.

КАТАР В КОНЦЕ XX - НАЧАЛЕ XXI В.: ДИНАМИКА ПОЛИТИЧЕСКИХ ПРОЦЕССОВ

Монархии Аравийского полуострова и сопредельных островов на про- тяжении новейшей истории остаются весьма специфичной частью арабского мира. До обретения независимости они представляли его самую отсталую экономически и политически часть. В последние десятилетия прошлого века они быстро обогнали другие арабские страны по таким ключевым показателям, как уровень жизни населения и темпы роста экономики, став авангардом всего арабского региона. Но эти показатели относительны, и в аравийских обществах безусловно существуют и подспудно набирают силу политические, клановые, трудовые и иные противоречия. Опасность ситуации не представляет секрета для правящих домов Залива и гасится элитами, которые предпринимают усилия на разных направлениях в стремлении сохранить социальный мир и власть. Опыт развития Катара показал, что в XX в. возможно проведение дей- ствительно радикальных преобразований самой властью, что путем коренных политических и социально-экономических реформ правящие круги страны в состоянии внедрить в традиционных обществах основы и нормы модернизации...Монархии Аравийского полуострова и сопредельных островов на про- тяжении новейшей истории остаются весьма специфичной частью арабского мира. До обретения независимости они представляли его самую отсталую экономически и политически часть. В последние десятилетия прошлого века они быстро обогнали другие арабские страны по таким ключевым показателям, как уровень жизни населения и темпы роста экономики, став авангардом всего арабского региона. Но эти показатели относительны, и в аравийских обществах безусловно существуют и подспудно набирают силу политические, клановые, трудовые и иные противоречия. Опасность ситуации не представляет секрета для правящих домов Залива и гасится элитами, которые предпринимают усилия на разных направлениях в стремлении сохранить социальный мир и власть. Опыт развития Катара показал, что в XX в. возможно проведение дей- ствительно радикальных преобразований самой властью, что путем коренных политических и социально-экономических реформ правящие круги страны в состоянии внедрить в традиционных обществах основы и нормы модернизации. Об этом свидетельствуют материалы статистики Совета сотрудничества арабских государств Залива (ССАГЗ), национальной статистики Катара, сведения современных российских, арабских и западных аналитических изданий.Monarchies of the Arabian Peninsula and the adjacent islands remain a very specific part of the Arab world throughout the contemporary history. Before gaining independence, these countries represented the most economically and politically backward part of the Peninsula. In the final third of the last century they have overtaken their counterparts in such characteristics as the standard of living, becoming the forefront of the Arab region. The political elite of the country carried out fundamental political and socio-economic reforms, and showed that it is able to move society from medieval backwardness to modernity. The danger of this situation isn’t a secret for ruling houses is extinguished by elite which makes efforts on the different directions in the aspiration to preserve the social peace and the power. The work was written on the basis of data obtained from the studies of such authors as Rosmarin Zakhlan, Mehran Kamrava, Ali Khalifa Al Kuwari and others, as well as on the statistics of the international organization of the Gulf Cooperation Council (GCC), the national statistics of the ministry of information of Qatar, the Russian and Western press.

РОССИЙСКАЯ ИСТОРИОГРАФИЯ О ТРИПОЛИТАНСКОЙ РЕСПУБЛИКЕ 1918-1923 ГГ. В ЛИВИИ

ЛУКЬЯНОВ ГРИГОРИЙ ВАЛЕРЬЕВИЧ

В статье предпринята попытка реконструировать эволюцию представлений о Триполитанской Республике, существовавшей на территории современного Государства Ливия в 1918-1923 гг. На основе анализа советской и постсоветской историографии выявлены основные этапы развития этой области исследований, выделены проблемные вопросы и подходы к их осмыслению. На конкретных примерах показано, как изменения социально-политического контекста в России и Ливии и динамика межгосударственных отношений повлияли на трансформацию представлений о Триполитанской республике и ее роли в истории Ливии ХХ в.In this paper we attempt to reconstruct the evolution of ideas in the studies of Soviet and post-Soviet Russian Orientalists about the Republic of Tripolitania, which existed on the territory of the modern State of Libya in 1918-1923. Based on the analysis of historiographic materials, we identified the main stages in the development of research in this area, as well as problematic issues and approaches to their comprehension. Specific examples show how changes in the sociopolitical context in the Russia and Libya, as well as the dynamics of interstate relations, influenced the transformation of ideas about the Tripolitan Republic and its role in the history of Libya in the 20th century.

КИНДИТСКИЙ ЦАРЕВИЧ АБȳ-ЛЬ-ДЖАБР И САСАНИДСКИЙ ЦАРЬ ХОСРОВ I АНУШИРВАН

МИШИН ДМИТРИЙ ЕВГЕНЬЕВИЧ

Настоящая статья посвящена одному из эпизодов борьбы великих держав средневековья за господство над Аравией - попытке интервенции Сасанидов с помощью бежавшего к ним царевича из южноарабского (ка╝тāнитского) племенного объединения Кинда - Аб╛-ль-Джабра (середина VI в.). Инициа- тива Аб╛-ль-Джабра стала результатом междоусобиц, которые начались среди киндитов после того, как те их них, кто в ходе завоеваний V - начала VI в. продвинулись на северо-восток Аравийского полуострова, потерпели пора- жение от Сасанидов и Ла╜мидов и ушли в Хадрамаут. Этот период в истории киндитов сравнительно мало изучен (особенно - по сравнению с более ранним временем); в статье сделана попытка восстановить ход и хронологию событий. Для Сасанидов обращение к ним Аб╛-ль-Джабра стало шансом закрепиться в южной части Аравийского полуострова, особенно ценным после обостре- ния противоборства с эфиопским правителем Йемена Абрахой в начале 50-х годов VI в.This article deals with an episode of the early mediaeval empires’ struggle for domination over Arabia, namely, an attempt of direct intervention which the Sasanids undertook in the middle of the 6th century with the help of Abū-l-Ǧabr, a prince from the South Arabic (Qaḥṭānite) tribal confederation, who had fled to them...Настоящая статья посвящена одному из эпизодов борьбы великих держав средневековья за господство над Аравией - попытке интервенции Сасанидов с помощью бежавшего к ним царевича из южноарабского (ка╝тāнитского) племенного объединения Кинда - Аб╛-ль-Джабра (середина VI в.). Инициа- тива Аб╛-ль-Джабра стала результатом междоусобиц, которые начались среди киндитов после того, как те их них, кто в ходе завоеваний V - начала VI в. продвинулись на северо-восток Аравийского полуострова, потерпели пора- жение от Сасанидов и Ла╜мидов и ушли в Хадрамаут. Этот период в истории киндитов сравнительно мало изучен (особенно - по сравнению с более ранним временем); в статье сделана попытка восстановить ход и хронологию событий. Для Сасанидов обращение к ним Аб╛-ль-Джабра стало шансом закрепиться в южной части Аравийского полуострова, особенно ценным после обостре- ния противоборства с эфиопским правителем Йемена Абрахой в начале 50-х годов VI в.This article deals with an episode of the early mediaeval empires’ struggle for domination over Arabia, namely, an attempt of direct intervention which the Sasanids undertook in the middle of the 6th century with the help of Abū-l-Ǧabr, a prince from the South Arabic (Qaḥṭānite) tribal confederation, who had fled to them. Abū-l-Ǧabr’s initiative arose out of an internal struggle which broke among the Kindites after those of them who had advanced to the North-East of Arabia in the process of the conquests of the 5th and early 6th centuries were defeated by Sasanids and Laḫmids and retreated to Hadramawt. This period of the Kindites’ history is insufficiently explored, especially as compared to earlier times. This article presents an attempt to reconstruct the course and chronology of those events. For the Sasanids, Abū-l-Ǧabr’s initiative was a chance to set foot in Southern Arabia, especially valuable after the intensification of their struggle with Abraha, the Abissinian ruler of Yemen, in the middle of the 6th century.

ПУТЕШЕСТВИЕ НА ВОСТОК В ФИЛЬМЕ ВИМА ВЕНДЕРСА «ТОКИО-ГА»: ДИАЛОГ КУЛЬТУР

РОСТОЦКАЯ МАРИАННА АЛЬБЕРТОВНА

В статье анализируется фильм немецкого режиссера Вима Вендерса«Токио-га» с точки зрения концепции «вопрошающей идентичности» западного человека, предложенной французским философом Ю. Кристевой, показаны смыслы и образы, открывающиеся Виму Вендерсу в результате диалога с духовным наследием японского режиссера Ясудзиро Одзу.The article analyzes the film of the German film director Wim Wenders “Tokyo- ga” from the point of “questioning identity” of a Western man which was proposed by the French philosopher Y. Kristeva. The film shows the meanings and images opened to Wim Wenders as a result of a dialogue with the spiritual heritage of the Japanese film director Yasujiro Ozu.

К ПРОБЛЕМЕ ОПРЕДЕЛЕНИЯ ЖАНРА АНЕКДОТА У НАРОДОВ МАНДЕН

ЗАВЬЯЛОВА ОЛЬГА ЮРЬЕВНА

В данной статье анализируется возможность вычленения жанра анекдота у народов манден и специфика текстов, относящихся к анекдотическим на языке бамана. В языках бамана и манинка нет специального термина для анекдотов, чаще всего употребляется понятие «шутка», «смешная история». Значимость баманских «смешных историй» именно в том, что на наших глазах происходит становление, выделение формы анекдота, но пока среди таких историй можно встретить и полноценные анекдоты и большое количество достаточно простых, с точки зрения логики построения, историй, часто родственных сказкам о животных или глупцах. В первую очередь подвергаются высмеиванию такие качества, как глупость, лень, трусость, жадность, желание получения собственной выгоды.Часть анекдотических историй соответствуют наглядно-образному типу мышления. Они построены на комических ситуациях, представляют собой примеры глупости, путаницы, ошибок. Другая часть соответствует словесно-логическому типу мышления, это истории, построенные на языковых ошибках, разночтении, омонимии и т...В данной статье анализируется возможность вычленения жанра анекдота у народов манден и специфика текстов, относящихся к анекдотическим на языке бамана. В языках бамана и манинка нет специального термина для анекдотов, чаще всего употребляется понятие «шутка», «смешная история». Значимость баманских «смешных историй» именно в том, что на наших глазах происходит становление, выделение формы анекдота, но пока среди таких историй можно встретить и полноценные анекдоты и большое количество достаточно простых, с точки зрения логики построения, историй, часто родственных сказкам о животных или глупцах. В первую очередь подвергаются высмеиванию такие качества, как глупость, лень, трусость, жадность, желание получения собственной выгоды.Часть анекдотических историй соответствуют наглядно-образному типу мышления. Они построены на комических ситуациях, представляют собой примеры глупости, путаницы, ошибок. Другая часть соответствует словесно-логическому типу мышления, это истории, построенные на языковых ошибках, разночтении, омонимии и т.д.; а также те, что основаны на различных несоответствиях в логике действий, на находчивости и остроумии, и требуют задействования у слушателя более сложных логических цепей, ассоциаций, понятий и т.д.This article describes the possibility of distinguishing the genre of the anecdote in Manden oral tradition and the specificity of the texts associated with the anecdote in bamana. In bamana and Maninka languages there is no special term for anecdotes, most often the words “joke” or “funny story” are used. The significance of bamana “funny stories” is in fact that the anecdote genre’s formation is taking place before our eyes. But so far, among these stories one can find full-fledged anecdotes as well a large number of simple stories, from the point of view of the logic of their con- structing, related to tales about animals or fools. First and foremost, such qualities as stupidity, laziness, cowardice, greed, and desire to gain one’s own profit are ridiculed.There are anecdotes that correspond to a visual-figurative type of thinking. They are based on comic situations, and represent the examples of stupidity, confusion, mistakes. Other anecdotes correspond to a verbal-logical type of thinking, the stories based on language errors, misreading, homonymy, etc.; as well as those that are based on various inconsistencies in the logic of action, on resourcefulness and wit and require the use of more complex logical chains, associations, concepts, etc. by the listener.

СИМВОЛИКА ЦИКЛА НОВЕЛЛ «ДЕСЯТЬ НОЧЕЙ ГРЕЗ» НАЦУМЭ СОСЭКИ

ХРОНОПУЛО ЛИАЛА ЮРЬЕВНА

«Десять ночей грез» известного японского писателя Нацумэ Сосэки; также анализируются основные мотивы рассматриваемого цикла новелл: 1) борьба с собой - столкновение с собственным «я»; 2) притчи на религиозные и философские темы; 3) испытание любви смертью. Обнаруживается, что в данном цикле новелл писатель использует следующие символы и приемы: 1) числовая символика (использование числа «сто» в четырех новеллах, обращение к символике числа «семь» в двух новеллах); 2) буддийская и синтоистская символика - в трех новеллах; 3) зооморфная символика - в одной новелле; 4) символика растений - в одной новелле; 5) аллюзии на образы из произведений японской и мировой литературы и фольклора - в трех новеллах.

«ПОНИМАНИЕ КОРАНА» МУСЫ БИГИЕВА. ЧАСТЬ 2

ФРОЛОВ ДМИТРИЙ ВЛАДИМИРОВИЧ

Публикация представляет собой вторую часть перевода на русский язык комментария к суре «Открывающая» (Фатиха) и первым пяти айатам суры«Корова» (Бакара) российского мусульманского богослова Мусы Джарулла- ха Бигиева (1874-1949), написанного на арабском языке и изданного в 1915 г. в Петрограде под названием «Фикх ал-Курʼан» (Понимание Корана). Она включает толкование последних трех (по другой нумерации - четырех) айа- тов суры «Открывающая» (Фатиха), в котором отражена позиция М. Бигиева по проблемам истории Корана, его грамматики и лексики, различий чтений (кираʼат), а также его герменевтические рассуждения, представляющие собой синтез реформаторского и мистического подходов.This publication includes the second part of a translation into Russian of the commentary to the sūra “The Opening One” (al-Fātiḥa) and the first five ayats of the sūra “the Cow” (al-Baqara) by the Russian Muslim theologian Musa Jarullah Bigiyev (1874-1949) written in Arabic and published in 1915 year in Petrograd under the name “Fiqh al-Qurʼān” (The Understanding of the Qurʼān). It covers the commentary to the last three (according to another numbering four) ayats of the sūra “The Opening One” (al-Fātiḥa), which reflects the position of M. Bigiev concerning the history of the Qurʼān, its grammar and vocabulary, the differences between the readings (qirāʼat), and his hermeneutic reasoning, which is a synthesis of reformist and mystical approaches.

This content is a part of the Regional studies collection from eLIBRARY.
If you are interested to know more about access and subscription options, you are welcome to leave your request below or contact us by eresources@mippbooks.com

Request

Unfortunately, we have no right to provide any kind of access to this resource in the territory of Western Europe. In any case, we will process your request and contact you with possible variants of solution.